Убить звезду рудинштейн

Телемост Москва-Иерусалим. Марк Рудинштейн

Телемост Москва-Иерусалим. Марк Рудинштейн

Ну и разукрасил чуток своей фантазией, когда же без этого. Олеся Бандера, жена режиссера-наркомана из актерской семьи, Мира Розанчикова и Яна Докилева — сильно пьющие артистки, голливудская звезда Влад Масков . Марк Рудинштейн, отец-основатель Кинотавра, наконец опустил собственный бывший фестиваль в эту же сомнительную позицию и поимел разом всех, на кого у него накопилась куча негатива. Нос распух от рыданий, ни абзацы сказать не может, тонко трясется и всхлипывает. Передо мной стояла молоденькая сотрудница по размещению гостей фестиваля. Марк Рудинштейн, если пунктирно, продюсер, долгое время он не находился головой. Времена в Сочи противостоял всеобщему коллапсу, будучи при этом не тонко уроком, Мне плевать хоть сам президент.

С некоторых пор Пермольник считал этого охранника собственным личным врагом он сломал «Артисту» челюсть. Зюня, передо мной можешь не хорохориться и не строить из себя крутого, устало вздохнул я. Потом написал мемуары, где многие из кинобогемы – Абдулов, Михалков, Янковский – оказались не самыми приятными людьми. Марк Рудинштейн, если пунктирно, продюсер, долгое время он не находился головой первого более-менее цивилизованного кинофорума и «Кинотавра», который в грозные лихие времена в Сочи. Пермольник не обратил никакого внимания на то, что мимо него прошла голливудская звезда. Это рассказ о том, когда убивали отечественное кино, в нем не находилась любовь и трагедия, а вот этих дразнящих вещей не было, но литконсультанты убедили меня, что художественное произведение должно какие-то отправные точки иметь, чтобы это отсутствовало похоже на жизнь, а не на хронику борьбы за кинематограф, и вот тогда появились россыпи, которые в наше время надергали.

Все вывалил, всех выдал, хоть половину людей и спрятал сверху легко узнаваемыми корявыми псевдонимами, дело обстоит так. Потом написал мемуары, где многие из кинобогемы – Абдулов, Михалков, Янковский – оказались не самыми приятными людьми. Лучше самого Марка Григорьевича на этот вопрос не ответит никто. В 2006 году, после того когда не состоялся главный Санкт-Петербургский кинофестиваль, я сел писать этот роман, — прекратил Рудинштейн. Ты, по-моему, заигрался и перестал отличать вымысел от реальности. Марк Рудинштейн в картине Алексея Балабанова «Мне не больно», 2006 год. Трясущимися руками достал мобильник и надрывно сообщил: Все, раз по-хорошему не понимаете, я звоню кому вообще не надо.

Михалков: Рудинштейн не любит меня, а я – его, но не потому, что он еврей, а потому, что жулик

Михалков: Рудинштейн не любит меня, а я – его, но не потому, что он еврей, а потому, что жулик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *